Сделаем для себя важные открытия.

Более 250 лет назад малоизвестный человек по имени Левенгук впервые заглянул в таинственный мир, населенный мельчайшими живыми существами, одни из которых смертоносны, другие, наоборот, помогают выживать и имеют неоценимое значение для здоровья человека.

Со времени жизни и деятельности Левенгука наука ушла далеко вперед. Созданы многочисленные лаборатории и институты, в ко­торых сотни ученых работают над открытиями и изобретениями. Но если теперь оглянуться назад, то многие из основных научных открытий покажутся до нелепости простыми. Когда делаешь для себя открытие чего-либо нового, невольно вопрошаешь: «Как это люди могут ходить ощупью целые столетия, не замечая вещей, которые находятся на самом виду?» История, действительно, мало чему нас учит.

Вернемся к замечательному старику Левснгуку. Он писал: «Человек, который в первый раз смотрит в микроскоп, говорит, что те­перь он видит то-то, а теперь то-то... Не всякий поверит, сколько вре мени я потратил на свои наблюдения, но я делал их с радостью, не обращая внимания на тех, которые говорили: стоит ли на это тратить так много труда, какой во всем этом толк? Но я пишу не для этих людей; я пишу только для философов». В этом откровении первого «охотника за микробами» и заключается ответ на вопрос, почему люди ходят ощупью, и почему многие открытия оказываются до нелепости простыми. Чтобы понимать или делать простые, но очень серьезные открытия, надо быть философичным человеком.

Давайте и мы, прежде чем изобретать какие-то методы оздоровления, поразмышляем о простых вещах и сделаем для себя важные открытия.

Понятия «добро» и «зло» — человеческие понятия. Мы знаем, что в природе, вне человеческого общества, такого разделения нет. Нет плохих микробов, нет злых растений и животных. Все живут друг для друга и за счет друг друга. Гармония в природе существует до тех пор, пока «каждой твари — по паре», т. е. без излишеств, или, другими словами, между всеми существами соблюдаются равновесие, сотрудничество, содружество. Это численное соотношение между разными видами живых существ должно строго соблюдаться. Между ними обязательно должен быть механизм саморегуляции. В этом суть симбиоза любой экосистемы, и такой симбиоз является существом жизни!

Что представляет собой человеческий организм? Это симбиоз самых разнообразных клеток соединительной ткани, почек, легких, мозга и т. д., находящихся между собой в строго регулирующихся отношениях. Каждый вид клеток «знает» свое место и свою роль. Микроорганизмы, которые должны жить в нашем макроорганизме, тоже «знают» свое место и свою роль. И так же участвуют в механизмах саморегуляции этого симбиоза. Не потому, что добрые, а потому, что нуждаются в хозяине и вместе живут за счет друг друга. Проще говоря, мы выживаем, пока мы вместе.

Теперь — вопрос: какая микрофлора сильнее - та, которая смертоносна, или та, которая выживает вместе с нами? Конечно, вторая. Во всяком случае, в симбиозе с человеком она не уступает той чудовищной силе, которой обладают болезнетворные микробы. Иначе говоря, человек как вид давно исчез бы, а точнее, даже и не появился бы.

А может, полезная микрофлора вовсе не обладает столь мощной регенерирующей силой, которая способна противостоять патогенной микрофлоре? Представим, что это так. В таком случае надо понять, почему бактерии, эти одноклеточные существа, самые первые жители планеты, до сих пор не уничтожены вирусами, которые могут жить и паразитировать только внутри клетки. Им-то неважно, одноклеточное это существо или многоклеточное, был бы лишь объект для атаки. На этот простой вопрос можно найти, видимо, лишь один ответ. За миллиарды лет на планете сохранились только те бактерии, которые эволюционно выработали иммунитет против любого вируса!

Если трудно поверить в простую логику вещей, давайте обратимся к науке. На примере одного такого эндосимбионта, как бетагемолитический стрептококк группы А, пермские ученые доказали, что данный микроб с помощью таких своих ферментов, как дезоксирибонуклеаза и рибонуклеаза, обеспечивает распад практически любого вируса. Мало того, что этот стрептококк является естественной защитой для человека от вирусных инфекций, он к тому же с помощью других своих ферментов — протеиназы и стрептолизина- S — разрушает раковые клетки, а другой его фермент, стрептокиназа, самым надежным образом защищает нас от фиброзных тромбов, а значит, от инфарктов и инсультов.

Только вот проблема — в другом. Не стало в нашем организме этого микроба. Уничтожили его антибиотиками. К величайшему сожалению, он оказался человеческим эндемиком, т. е. живущим только в нашем организме. Его нет в окружающей среде, и он не переда­ется воздушно-капельным или половым путем. И если однажды ударными дозами антибиотиков уничтожили бета-гемолитический стрептококк группы А, вернуть его в организм можно лишь с помощью специального вакцинирования. Но такие вакцины еще не производятся для массового применения, поэтому остается лишь печально констатировать факт, что со времени начала тотальной антибиотикогерапии, превратившейся в некий вид медицинского терроризма, смертность от инфарктов, инсультов возросла в 5 раз, а смертность от септических и онкологмческих заболеваний увеличилась в 10 раз!

Следующий вопрос: «А есть ли другие микроорганизмы, способные выполнять те же функции, что и бета-гемолитический стреп­тококк группы А?». Конечно, есть. Природа не настолько расточи­тельна, чтобы позволять такой разнообразной микрофлоре не иметь взаимозаменяющих ролей. По отдельности другие микроорганиз­мы, скорее всего, действительно не могут в такой степени выпол­нять специфические для бетагемолитического стрептококка функ­ции, но вместе, отвечая за устойчивость механизмов саморегуля­ции такого сложного симбиоза, как наш организм, они в состоянии поддерживать надлежащий иммунологический статус. Во всяком случае, эксперименты показывают, что сообща эта группа микро­бов довольно надежно контролирует ген вирулентности (болезнет­ворн ости ) патогенных микроорганизмов. Кстати, они же контроли­руют ген вирулентности и у условно-патогенных микробов, како­вым является бетагемолитический стрептококк. Раньше этот эндосимбионт, «взбунтовавшись», доставлял серьезные проблемы и уно­сил немало жизней. К сожалению, вместо «усмирения» с помощью других симбионтов, ему объявили беспощадную борьбу, уничтожая антибиотиками и «зарвавшегося» стрептококка, и тех, кто должен «умиротворять» бунтарский дух этого очень важного эндемика.

С учетом простых законов выживания, становится ясно, что при формировании на протяжении тысячелетий симбиоза «макро­организм - микроорганизмы» этой прижившейся микрофлорой был создан уникальный комплекс биокатализаторов - ферментов, кото­рый обеспечивал четкое и долговременное сохранение здоровья любой популяции. Почему же время от времени по планете проно­сятся эпидемии, потрясая все живое? Да потому, что движущим фактором развития является Его величество Хаос. Порядок не мо­жет выполнять эту роль, ибо полный порядок означает невозмож­ность изменения, а значит, невозможность развития. Конечно, По­рядок в природе должен преобладать, но ровно настолько, чтобы не загонять экосистему в стагнацию. Хаоса, в свою очередь, должно быть немного, ровно столько, чтобы медленно, эволюционно, без потрясений изменять этот мир. Чем сильнее, тоталитарнее Поря­док, тем сильнее сжимается Хаос. Теперь не только военные, эти вечные искусители Хаоса, но и люди трех самых мирных профес­сий — врачи, ветеринары и агрономы — в борьбе против болезней и вредителей, искусственно усиливая Порядок, настолько сжали пру­жину Хаоса, что избежать ответного удара в виде грозных хаоти­ческих мутаций в микробном мире уже не представляется возмож­ным. ВИЧ-инфекция, коровье бешенство, вирусные поражения рас­тений — это только первая ответная реакция природы на тотальную химио- и антибиотикотерапию. Какие еще «цветочки-ягодки» появят­ся потом — никому не ведомо.

Товары из статьи:

ЭМ-Курунга

В наличии

350 руб. Со скидкой: 280 руб.

Регулирует равновесие кишечной микрофлоры. Взрослым рекомендуется применять капсулированную форму..

Написать комментарий [отменить ответ]

Внимание: HTML разметка не поддерживается!!