Упрямец (Начало ЭМ-технологии в России)

«Алфавит» - газета для любопытных, № 18-19, 2001 г.

ЕГО ДЕДА трижды выводили на расстрел: белые, потом японцы - в Гражданскую войну, а в 38-м - сотрудники НКВД. Дважды его спасли партизаны, а от своих бежал. После войны стал председателем колхоза.

Его внук, тоже Петр, частично повторил судьбу деда. Разумеется, с поправкой на время.

Окончив Иркутский мединститут и став патоморфологом республиканской больницы в Улан-Удэ, в конце 80-х Петр Шаблин огласил на пленуме обкома партии цифры детской смертности в Бурятии. Они сильно превышали официальные. Его обвинили в очернительстве и вынудили уйти «по собственному желанию».

И тут же задержали, обвинив в разглашении секретных данных. Осудить, правда, не удалось: времена начинали меняться. Более того, Петр Шаблин подал в суд на обком партии. Весь город следил за сенсационным процессом. Шаблину удалось добиться правды, и в 1989-м обкому по решению суда пришлось извиниться перед Шаблиным.

Ему посоветовали «убраться из Бурятии». Уезжать никуда Шаблин не стал. Снял исто-рико-документальный фильм «Баргуджин Токум». Создал Центр бурятской культуры, начал возрождать традиции предков. Первый шаманский праздник-тайлаган на Ольхоне, крупнейшем острове Байкала, прошел в 1993 году при его участии. Потом Петр Шаблин занялся созданием международного бурятского лицея. Разработал проект, который предусматривал привлечение к преподаванию ученых Бурятии, Монголии, Японии, Англии, им заинтересовалось правительство России. Была отпущена огромная в те времена сумма.

И тут все пошло не так. Петр Шаблин педагогического образования не имел и потому был назначен заместителем директора лицея. Деньги ушли не на компьютерные классы, а совсем на другие нужды. Когда из заграницы приехали первые преподаватели, им назначили оклады по 400 рублей в месяц. Шаблин начал протестовать. Его уволили.

В очередной раз круто меняя жизнь, Шаблин попал в Японию. Он и раньше знал об агрономических рекордах японцев. Сейчас его поразила методика выращивания растений и животных с использованием уникальной микробиотехнологии.

Японский ученый Теруо Хига, применяя так называемые эффективные микроорганизмы, создал ЭМ-технологию и повысил урожайность овощей в 5-10 раз, улучшив их вкус и питательную ценность. ЭМ-технология покорила чуть ли не весь свет -фирмы действуют в Азии, Африке, Северной и Южной Америке, в Германии, Франции, Португалии. Не случайно ЭМ-технологию, как одну из самых экологичных, назвали надеждой планеты. Когда Шаблин заявил, что попробует создать аналогичные препараты, ему вежливо улыбнулись и предупредили, что ученые разных стран давно пытаются, но...

Вернувшись в Россию, Петр Шаблин поехал в Иркутск, рассказал о своем замысле доценту кафедры микробиологии ИГУ Р. Булгадаевой и ее мужу А. Нечесову, сотруднику Института геохимии. Они начали опыты по соединению несоединимого - аэробных и анаэробных бактерий.

Через полгода Р. Булгадаева и А. Нечесов прислали в Улан-Удэ несколько бутылок раствора и горстку порошков. Для дальнейших опытов, для доводки препаратов потребовались большие емкости. На свалке молокозавода Петр нашел мало-мальски целые списанные фляги. Отобрал десяток и вывез в подвал арендованного помещения. Там запаяли дыры, залудили дно, приварили ручки.

Первые опыты «в промышленных масштабах» прошли на грядках Шаблина и его друзей. Новые порошки и растворы сразу же заявили о себе - растения начали расти быстрее, листья, ботва оказались ярче обычного, а плоды созрели гораздо раньше, оказались крупнее, вкуснее тех, что выращивались на контрольных грядках.

Но развернуться в Улан-Удэ было трудно. И Шаблин двинулся в Москву. Преодолев сложности с «видом на жительство», поиском жилья, офиса, он сумел продолжить свое дело в столице. Оно оказалось совсем не таким безнадежным, как ему предрекали.

За три года - революционно короткий срок для «ноу-хау» в России! - ЭМ-препараты были разработаны, испытаны и запущены в серийное производство. Налажено оно в двух центрах - Улан-Удэ и Москве. Самое сложное было создать технологию, которая смогла бы примирить микробы-антагонисты в «одной пробирке» и добиться того, чтобы этот сложный микробиологический комплекс мог долго сохраняться. Сегодня выпускаются уже несколько препаратов: «Байкал ЭМ-1», «Тамир», «Урга» и «Курунга-ЭМ».

Единомышленники Шаблина появились на Кубани и Ставрополье, в Воронеже, Самаре, Саратове, Казани, Сочи, Туле, Хабаровске, Харькове. Препараты ЭМ-центра Петра Шаблина удостоены медалей ВВЦ, победили в номинациях «Экологически безопасный продукт», «Лучшая инновационная технология». Когда Петр Шаблин решил провести первую Всероссийскую конференцию по ЭМ-технологии, на нее прибыли последователи уже из ста российских городов.

Написать комментарий [отменить ответ]

Внимание: HTML разметка не поддерживается!!