I. Принципы биологического земледелия

На рубеже XIX и XX веков лучшие российские ученые практически заново открыли своим современникам теоретические основы и реальные возможности чисто биологического земледелия. В теории и на практике было доказано, что только по-настоящему живая почва в состоянии досыта накормить человека, а уровень ее плодородия определяется в первую очередь количеством обитающих в ней живых организмов, начиная от простейших бактерий и заканчивая всевозможными жучками и червями.

Не может не возникнуть вопрос: причем тут бактерии, когда растениям для роста, а тем более плодоношения нужны, и в нематых количествах, реальные азот, фосфор, калии? Однако, прежде чем его задавать, не стоит ли подумать над тем, за счет чего там, куда не добралась рука ее самозванного царя, природа умудряется сохранять неизменно высоким свое естественное плодородие, щедро кормя всех земных обитателей? Или о том, какими молитвами древние шумеры даже в худшие, засушливые годы уговаривали своих языческих богов дать им пшеницы не менее 250 центнеров с гектара? (Найденные в раскопках глиняные «расчетные карточки» не оставляют в этом каких-либо сомнении.)

Столетие назад в теории и на практике было доказано, что поступающего с росой, дождями, воздухом в почву азота вполне достаточно для получения самого высокого урожая, необходимо лишь, чтобы механическая структура позволяла осадкам проникать вглубь. Остальные же макро- и микронитающие элементы даже в самых бедных, неокультуренных почвах содержатся в количествах, порой в десятки раз превосходящих потребности растений, а лиственный опад эти запасы постоянно пополняет. Однако все эти вещества находятся в связанном состоянии и могут быть переведены в усваиваемую растениями форму только под воздействием кислот, причем имеющих довольно слабую концентрацию. В почвах таковые образуются за счет жизнедеятельности живых организмов. Одни кислоты вырабатываются непосредственно бактериями (молочная, уксусная и т.д.), другие (угольная кислота) образуются за счет выделяемого при дыхании живых организмов углекислого газа. Понятно, что та же почвенная живность невольно занимается и структурированием почвы, проделывая в ней многочисленные канавки, через которые проникают необходимые и им самим, и корням растений влагал воздух.

Другим важнейшим содержащим все необходимые компоненты источником питания растений является оставленная живыми существами после отмирапия в почве белковая масса. Известно, что бактерии в среднем каждые 20 мин. делятся, образуя 2 дочерние клетки. Львиная их часть погибает, питая тем самым растения. Биомасса бактерий на сотке чернозема достигает десятков килограммов.

Количество почвенных жителей зависит от условий обитания, т.е. структуры почвы, ее рыхлости, наличия питания. И вся прелесть этого в том, что сами подземные обитатели и создают себе необходимые условия. Они прокладывают многочисленные магистрали для проникновения воздуха и влаги, а главной пищей для них после отмирания становятся выращенные их же стараниями растения.

В природе ничего не пропадает, как, впрочем, и не живет напрасно. И в процессе жизнедеятельности, и умирая, каждое ее создание кормит какое-то другое. Растения служат пищей животным и наоборот. Живых существ в почве ровно столько, чтобы до конца съесть имеющуюся в ней растительную пищу. Однако, как растения, так и живность образуют свою питательную массу не только за счет друг друга, но и за счет поглощения солнечной энергии, питательных веществ воздуха, дождя, росы и т.д. А это, по идее, должно было бы привести к постоянному увеличению растительной массы и росту числа почвенных обитателей. Так бы и было, если бы не всевозможные влияющие как на растения, так и на живые существа неблагоприятные факторы. Одним из них является и забирающий себе часть растительной пищи человек.

Если его воздействие компенсируется благоприятными внешними факторами, то уровень плодородия сохраняется. Когда же он забирает больше, то должен вернуть земным обитателям другую, необходимую для сохранения их численности и ненужную самому себе пищу. Еще важнее - не мешать своим природным кормильцам, не травить их я не губить лопатой или плугом создаваемую десятилетиями животворную почвенную структуру. В этом и состоят главные принципы разумного, максимально продуктивного земледелия.

Его эффективность доказали ученые, стабильно собиравшие на рубеже XIX - XX веков в Средней полосе на опытных участках зерновых по 200 - 250 ц/га. А Иван Овсинский, перейдя от научного к естественному земледелию, в массовых масштабах на самых бесплодных почвах Бессарабии, а затем и под Подольском увеличил урожай хлебов с 8 до 30 ц/га. Корнеплоды поражали своей величиной и гладкостью, а поля зеленели в любую засуху, когда соседние выгорали дотла.

Фактически страну подвели к рубежу, за которым, по логике, могли последовать всеобщая сытость и благоденствие. Сначала сделать решающий шаг не давала не менее упертая и тщеславная, чем сейчас, и также находящаяся у руля так называемая «классическая» школа земледелия, а затем последовали исторические события, предавшие на долгие десятилетия в лучшем случае забвению, а в худшем -уничтожению большую часть из того, что было создано в России разумного и вечного. Немало ученых, пытающихся в сталинскую эпоху возродить агротехнические идеи начала века, были жестоко репрессировано.

Написать комментарий [отменить ответ]

Внимание: HTML разметка не поддерживается!!